Ирина Волкова (d_serpokrylov) wrote,
Ирина Волкова
d_serpokrylov

Коваль к выставке Лемпорта и Силиса

Готовим к юбилею Силиса (будущим летом ему стукнет 80) большой альбом. Одним из предисловий будет текст Коваля, написанный им к буклету выставки начала 90-х. Читайте, ковалелюбы.

Чем сильней художник как личность, чем полнее выражает себя в творчестве, тем резче отрицает творчество другого. Такой неожиданный вывод сделал я для себя еще в молодости.
Тогда, в начале 60-х годов, побывал я в мастерских многих московских художников и порой поражался их силе отрицания и углубления в себя. Полной неожиданностью, необыкновенным явлением оказалась мастерская Владимира Лемпорта и Николая Силиса. Связанные одной крышей, вечные соавторы, друзья, они всегда жили рядом, вместе работали над сложными архитектурными композициями — и были совершенно противоположны в пластике.
Скульптура — это мощь, тяжесть, натура, как бы утверждал Лемпорт. Скульптура — это земля или движение к ней.
Скульптура — это символ, легкость, мечта, доказывал Силис. Скульптура — это небо и движение к нему.
Владимир Лемпорт всегда был привержен натуре. Его поражали люди, их лица, он часто обращался к портрету. С необыкновенной силой обобщения создавал он свои портреты. Верный натуре, он отвергал натуралистичность, находил пластическую формулу, создавал образ. Таким могучим образом, вырубленным в граните, кажется мне портрет Назыма Хикмета.
Назым был голубоглаз, рыжеват, с седыми усами, а Лемпорт вырубил его в черном граните, так что эти внешние признаки передать никак не мог. А все-таки Назым получился похож, и зритель чувствует его улыбку, ласковое к друзьям сердце. И в то же время ясно, что, создавая портрет-образ, Лемпорт думал о могучей силе духа поэта, он изображал человека мира, человека земли. Я помню, как сам Назым увидел впервые этот портрет. Улыбаясь, вошел он в мастерскую, поздоровался со всеми, а народу собралось немало, и были тут чудесные люди — Борис Слуцкий, Вера Тулякова, Константин Симонов, Агпер Бабаев, — повернулся к портрету и сделался необыкновенно серьезен. Назым принял портрет сразу и безоговорочно, принял не как очередное свое изображение, а как произведение, исполненное правды.
«Художник должен быть честен, — сказал тогда Назым. — Честность скульптора — пластика. У вас, ребята, разная пластика, а честность — одна».
Назым отошел от портрета к скульптуре Силиса, которая сейчас называется «Торс № 1», а мы тогда в шутку называли ее «силисоид». Ласково погладил, и было видно, как приятно коснуться ему необыкновенного изгиба, выведенного художником.
Николай Силис с натурой находится в более сложной связи. Да и натура у него другая. Его натура — мечта, движение, закругление, обтекаемость. Лемпорт движется от видимого мира к его глубине, Силис — из глубины к видимому миру. В какой-то точке они сходятся.
Мне кажется, каждый из них по-своему убеждает зрителя. Возможно, один из них кому-то понравится больше. Меня же убеждают оба, хочется видеть и то и другое, глазу хочется Лемпорта, мечте — Силиса. Вот я и вбираю их искусство на протяжении 30-ти лет нашей дружбы. За эти годы я понял, что только для начинающих или слабых звучит истиной тезис — чем сильней художник, тем резче отвергает он творчество другого. Сейчас мне кажется, что настоящий, сильный художник на успехи другого должен смотреть радостно. Таким был Пушкин. Выставка, которую мы видим, подтверждает это. Ну, подумайте, такое мастерство демонстрируют нам оба автора, и ведь ни одна вещь не обошлась без глаза другого! Получился необыкновенный творческий союз, в котором каждый не отрицает другого, а дополняет его. Если у одного плотность и тяжесть, то у другого — гибкость, движение. У одного — камень, у другого — дерево.
Два разных художника имеют много общего. Ну, скажем, отношение к материалу (гипс — промежуточный материал, на выставке мало вещей в гипсе, в основном это — камень, дерево, металл, керамика, бетон), поиски уникальной фактуры для каждой вещи, обязательное участие цвета в скульптуре, работа над масштабом. Но самое главное, что удерживает их, очень энергичных и темпераментных, под одной крышей, — это единство главных пластических ориентиров, единство высших художественных критериев, единство концепции, взглядов на то, что должен делать художник и для чего.
Отталкиваясь и сближаясь, шлифовали они свое мастерство, каждый по-своему. Лемпорт и Силис — это как бы две стороны одной медали. Они появились в нашем искусстве в 50-х годах. В экспозиции много произведений. Ведь 30 лет прошло с момента их последней выставки, и за эти годы прожита серьезная творческая жизнь. Какой график мог бы выстроить умный программист на ее основе. Посложней любой скульптуры Силиса, любой фактуры Лемпорта. Взлеты, взрывы, провалы, метания — все было, а все-таки больше взлетов. И главное — каждый из них был всегда художником, который пришел на землю, чтоб показать людям свои представления о жизни и ее красоте. Так всегда работали Владимир Лемпорт и Николай Силис. Очень одаренные люди, они серьезно занимаются живописью, литературой, работают в кино и еще поют. Редкий вечер в их мастерской обходится без совершенно самобытного, оригинального пения. «Пением» можно назвать и их работу в пластике — метафора лежит на поверхности. А мне бесконечно нравится, что они обогащают эту метафору голосом и гитарой.
И в пении, конечно, у них тоже разные голоса и разная музыкальность. А все-таки поют вместе.
Удивительные порой им подпевают люди. Кого-кого только не видала их мастерская, здесь бывали и Михаил Ромм и Теодоракис, Шукшин и Павел Антокольский, Леонид Мартынов и архитектор Власов, нет никакой, впрочем, возможности перечислить всех друзей и гостей их мастерской.
С пения, между прочим, началась и наша дружба. С гитарой появился я у них в мастерской, да так и не смог оттуда «выбраться». Мне даже дали комнату, в которой я пел и занимался живописью. Я мечтал: стать живописцем, а стал профессиональным литератором, но Лемпорт и Силис еще поспорят со мной, кто из нас троих в этом сильнее. Оба они пишут серьезную интересную прозу. А по вечерам — поют.
И я, конечно, тоже не могу удержаться и по-прежнему подпеваю старым любимым друзьям и радуюсь, что судьба доверила мне написать эту короткую статью для каталога их долгожданной выставки.
Юрий Коваль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments